- - - - - - - - - - - - - - - -

НОВОСТИ МУЗЕЯ

- - - - - - - - - - - - - - - -

 

 

Экспозиция музея
включает
следующие залы:

 


Художественное чугунное литьё

- - - - - - - - - - - - - - - -
Зал служащих завода
- - - - - - - - - - - - - - - -
Зал крестьянского быта
- - - - - - - - - - - - - - - -
Зал воинской славы
- - - - - - - - - - - - - - - -
Вспомним 60-е!
- - - - - - - - - - - - - - - -
Зал туризма
- - - - - - - - - - - - - - - -
Животный мир
нашего края

- - - - - - - - - - - - - - - -

Минералы и горные породы

- - - - - - - - - - - - - - - -

История здраво-охранения района

- - - - - - - - - - - - - - - -

Зал сменных выставок

- - - - - - - - - - - - - - - -

 

- - - - - - - - - - - - - - - -

Наши «изюминки»

- - - - - - - - - - - - - - - -

 

- - - - - - - - - - - - - - - -

Наши конкурсы

- - - - - - - - - - - - - - - -

 

- - - - - - - - - - - - - - - -

Книга отзывов

- - - - - - - - - - - - - - - -

 

- - - - - - - - - - - - - - - -

СМИ о музее

- - - - - - - - - - - - - - - -

 

- - - - - - - - - - - - - - - -

Наши награды

- - - - - - - - - - - - - - - -

 

- - - - - - - - - - - - - - - -

Партнеры и помощники

- - - - - - - - - - - - - - - -

 

- - - - - - - - - - - - - - - -

Народные умельцы
холуницкой земли 

- - - - - - - - - - - - - - - -

 

- - - - - - - - - - - - - - - -

Исторические закладки

- - - - - - - - - - - - - - - -

 

- - - - - - - - - - - - - - - -

Памятные даты

- - - - - - - - - - - - - - - -


- - - - - - - - - - - - - - - -

Экскурсия по району

- - - - - - - - - - - - - - - -

 

karta-rayona

 

 

Отзывы о ресторанах, кафе, пиццериях Кирова. лучшие кафе города

Исторические закладки

На рудниках Холуницких заводов

 

Шахта. Рудник. Забойка. Рудокоп. Кайло… Эти слова ныне для местного населения близкого значения не имеют. Разве что вспомним о шахтерах в связи с их очередным намерением  бастовать.

 

А ведь было время, когда от рудников и рудокопов целиком зависела жизнь многих тысяч жителей нашего края, да и, вообще, существование Холуницкого горно-заводского округа.

 

В журналах совещаний инженеров Вятского горного округа (Холуницких и Омутнинских заводов) их участники не раз выступали с докладами о работе рудокопов. В частности, в № 10 журнала, где помещены материалы совещания, проводившегося 10 и 11 марта 1896г., опубликована статья о рудниках Г.О.Корвин-Круковского. Этот инженер, как М.А.Павлов, выпускник Горного института в Петербурге, вместе с Михаилом Александровичем служил в 90-х годах XIXв. на Холуницких заводах.

 

Объемистая статья  о деятельности рудников Холуницкого  округа была опубликована и в «Календаре и памятной книжке Вятской губернии на 1898г.» (стр. 163-176).

 

В Кировском госархиве хранится «Список планов на рудники Климковского завода» (фонд 1320).

 

Любопытные сведения о добыче железной руды имеются в архиве известного климковского краеведа инженера А.П.Вавилова,  часть которого хранится в Климковском, районном и заводском музеях. Есть и воспоминания на эту тему. В музее Климковки экспонируются орудия труда рудокопов, их одежда, весы для взвешивания руды и другое, образцы руд. Местные руды имеются  в фондах и других музеев.   Все это дает возможность довольно полно рассказать о рудничном хозяйстве на заводах Холуницкого округа.

 

Из четырех чугунолитейных и железоделательных заводов Холуницкого округа в конце XIX в. три -  Белохолуницкий, Чернохолуницкий и Климковский – находились в Слободском уезде и один –  Залазнинский – в Глазовском. Заводы давали постоянную работу пятнадцатитысячному населению (сведения из «Памятной книги Вятской губернии 1898г.» заводских селений и определенный заработок крестьянам десяти земледельческих волостей в свободное от полевых работ время.

 

Заводские операции имели несколько  отдельных подразделений:

1. Добывание и заготовка материалов – руды, извести, песка, дров, угля.

2. Перевозка материалов в заводы с места добычи.

3. Плавка из добытых материалов чугуна.

4. Переделка чугуна в железо, отливка чугунных вещей.

5. Доставка железа и чугуна из заводов в места сбыта.

 

Добыча руды производилась на рудниках трех заводов – Климковского, Чернохолуницкого и Залазнинского. Поскольку ближе к нам климковское производство, о нем преимущественно и пойдет речь.

 

В списках рудников Климковского завода в 90-х годах прошлого (XIX) века значится 74 рудника. Из них самых старых, отведенных еще в 1766 – 1767гг. – 27, отведенных под  выработку в 1835г. – четыре, в 1840 – 1845гг. – 32, в 1852 – 1864гг. -11. Из самых старых – рудники Исаевский, Боровские 1-й и 2-й, Елевские 1-й и 2-й, Пентелеевские 1-й и 2-й, Холуницкий, Двойницкий, Дьячковский и другие. В XIXв.  началась выработка месторождений рудников Комаровского, Овдоковских 1-го и 2-го, Ивановского, Верхне-Керечевского и Нижне-Керечевского, Юминского, Блиновского, Сибирского 1-го и 2-го, трех Дмитриевских (позднее к ним добавились еще три), трех Денисовских, Нижне- и Верхне-Боровских, Бырыловских, Манигорского, Павловского,  Осиновского и других. По воспоминаниям старожилов – климковчан дольше всех других (с 1842 до середины 30-х годов XXв.) действовал рудник Осиновский.  Следы выработок (шахт и забоек) до сих  пор обнаруживаются в районе Климковки, Черной Холуницы и Залазны…

 

Данные  о средней добыче железной руды в год за пятилетие 1891-1895гг. представляются в следующем виде:

– добыто сырой руды всего по Холуницкому округу (в пудах) – 2 845 105,

– из нее обожжено на рудниках   –  684 842,

– получено всей обожженной на рудниках и в заводах  руды – 2 107 214.

 

По Климковскому  рудодобывающему району количество соответственно такое:  1 220 720, 327 658 и 904 149 пудов.

 

Для  добычи примерно трех миллионов  пудов руды в год нужно, чтобы на рудниках каждого из трех заводов работало не менее 600 рудокопов. На самом деле никогда столько рабочих из заводских жителей там не работало,  так как они отвлекались на другие работы.  Вот тут-то  и выручали сезонники – в основном крестьяне земледельческих  волостей. В Климковском заводе они добывали около половины всей руды, в Чернохолуницком – одну пятую, а в Залазнинском – три  четверти.

 

Рудокопов из крестьян-хлебопашцев можно разделить на несколько разрядов: одни работали на рудниках уже несколько поколений, являясь каждый год по зимнему пути и работая до начала весны, другие работали лишь вследствие  какой-либо особой нужды или при предоставлении им права на перевозку добытой руды, третьи приходили  лишь на 2-3 недели с целью заработать несколько рублей на уплату податей.

 

Рудокопы – заводские жители  начинали работу в начале августа и продолжали ее до конца марта, а иногда работали еще и в апреле. В среднем по Холуницкому округу рабочие проводили на рудниках по 126 дней каждый. Постоянные заводские рабочие  добывали за зиму по 2-3 тысячи пудов, пришлые крестьяне – от 500 до 1000пудов.

 

Весной по окончании рудной кампании заводоуправление заключало с крестьянами договор и выдавало задатки при круговой поруке членов артели, состоящей из 6-12 человек. Задатки составляли от 5 до 12 рублей на человека.

 

Руда добывалась частью из шахт (многозимних выработок),  частью из забоек – выработок меньшего размера, отработка которых заканчивается в одну смену. При работе в шахтах поле выработки более широкое, рудная площадь очищалась полнее, удобнее было надзирать за работами, поэтому число шахт заводоуправление старалось увеличить, а забоек уменьшить.

 

В районе Климковского завода в сезон 1890–91года  действовало 7 шахт и 194 забойки,  а в следующий сезон 1891 – 1892года уже 9 шахт, 168 забоек. Один Денисовский рудник в 1894 – 95 году из трех шахт дал 300 тысяч пудов руды, Березовский из двух шахт – 120 тысяч пудов. Однако совсем устранить работу в забойках заводоуправление не решилось, так как руда, добытая из забоек, обходилась дешевле добытой из шахт.

 

Средняя глубина шахт и забоек 17 – 19, 25 аршин.  Дневная выработка руды  в среднем составляла 13,5 пуда на человека, заработок  в день 48, 25копейки.  Рабочие из крестьян зарабатывали около  30 копеек, а привычные заводские – по рублю и более. Плата колебалась от двух с половиной до четырех с половиной копеек за пуд добытой сырой руды.

 

Руду перевозили на завод на лошадях по зимнему пути. На Климковский и Чернохолуницкий заводы, где расстояние от рудников до заводов 9–13 верст, почти всю руду перевозили заводские жители, обычно жены и дети рудокопов. В Залазнинском заводе дело обстояло иначе, так как  среднее расстояние  для перевозки руды тут было около 40 верст, а Зюздинские рудники расположены даже в 100 – 120 верстах. Руду там перевозили,  в основном, крестьяне.

 

Плата за перевозку руды зависела от расстояния. Так до 10 верст платили по одной десятой  копейки с пуда и версты, за последующие версты добавлялось по одной двадцатой копейки на пуд и версту. При расстоянии до 15 верст одна лошадь обычно везла 50 – 60 пудов.

 

Обжиг руды производился или в заводе – теряющимися газами доменных печей, или на рудниках в кучах с  использованием валежника или сухостойного леса, в некоторых местах – в печах. После обжига вес руды уменьшался на четверть и более, поэтому заводоуправлению выгоднее было  организовать обжиг руды на месте  добычи. В Залазнинском заводе на месте обжигали до трех четвертей  всей руды,  а в Климковском – одну шестую часть, в Черной Холунице к домне доставлялась вся сырцом.

 

Большую заботу для заводоуправления составляло устройство жилищ для рабочих рудников. Надшахтные здания устраивались  лишь при многозимних шахтах и обыкновенно там, где подъем  производился с помощью конного ворота. В остальных случаях они заменялись жиденьким шалашом из жердей, горбинника или хвойных ветвей, которые плохо защищали работавших на поверхности от мороза и метелей. Так что приходилось устраивать балаганы.

 

Балаганы были различных размеров, обыкновенно три квадратных сажени. От потолка до пола – три аршина, потолок из плах и жердей засыпался землей. Пола часто не устраивали. Посредине устраивался очаг или сбитая из глины печь с топкой по-черному.

 

Когда рудничные работы стали сосредотачиваться в шахтах, балаганы стали заменять казармами. Их строили на 5–8 лет. Обычно в казарме было две комнаты площадью  12–16 кв. саженей в каждой. Высота от пола до потолка до 5 аршин. Окна давали достаточное освещение. Посредине устроена плита с  голландской печью.

 

Огонь под плитою поддерживался почти непрерывно в течение суток, т.к. то одна, то другая артель готовила на ней пищу. Кругом стен нары с  наклонными изголовьями  из досок. В одной комнате (их называли камера) размещалось по 25–30 человек. Между обеими камерами располагалось среднее помещение, разгороженное на две части: в одной сени, в другой сушили лапти, онучи, одежду. Для этого использовалась чугунная печь с трубой. Тут же сушили рудничные канаты. По мере развития работ рядом с одной казармой  ставили  вторую, третью, так что со временем образовывался небольшой поселок.

 

Кроме балаганов и казарм строили еще  бараки размером 5 на 3,5 сажени, с полом, но без потолка, а только с крышей, заваленной на 3 вершка землей.  Высота стен 3,5 аршина, снаружи кругом стен – завалины, одна дверь, под коньком с двух сторон по большому окну. Кругом стен нары на 30–35 человек. Ближе ко входу чугунная печь с железной трубой. Бараки постепенно вытесняли балаганы с их черной топкой, вечной темнотой и сыростью.

 

Для земляных работ, а именно для проводки штреков, нередко нанимали татар. Для них строили  особые казармы, так как русские   относились брезгливо к их пище (конине) и при совместной жизни без ссор не обходилось.

 

В годы первой мировой войны на рудниках работали военнопленные  австрийцы.

 

Жизнь на рудниках, конечно, была, как говорится, не сахар. Один из первых рудничных рабочих Дмитрий Шмаков рассказывал (его воспоминания были записаны А.П.Вавиловым):  в бараках  было полно клопов и вшей. Туалета не было. Страдали от простуды, от сквозняков. Освещались бараки лучиной. Питались главным образом картошкой, овощами, на деньги, полученные в кредит, покупали в заводской лавке воблу. Мясо – большая редкость.

 

Единственное украшение в бараке и избушке штейгера – икона. Перед отправкой на работу и после возвращения молились.

 

После летнего затишья  с наступлением зимы начинался период оживленной рудодобычи. Ежедневно принимали от 300 до 500 возов руды, которую нужно тщательно осмотреть, чтобы не принять пустой породы руды, сырой  - за жженую. Зимние дни коротки, а такая работа возможна только при дневном свете. При приеме руды задействовалось 4-5 человек и более, из которых один руду взвешивал, другой записывал возчиков, вписывал заработок в расчетные книжки и вел отчетность, остальные занимались браковкой руды, указывали место, куда валить и прочее.

 

С половины мая, когда земля оттает, начиналась разведка.  В мае – августе – проходка шахт. В зимнее время без подготовки шахт добычу вести весьма затруднительно. Иначе их затопляло водой, которая текла беспрерывно из пластов с мокрым песком. Подготовка, в частности, заключалась в том, что в таких пластах делали двойную стену, забивая промежуток глиной.

 

Непосредственный надзор за правильным ведением работ и безопасностью на рудниках   возлагался на штейгера. В штейгеры  выбирали опытных, трезвых и грамотных рудокопов.

 

Штейгеры подчинялись смотрителю рудников, инженеру или технику, при котором  в качестве ближайшего помощника состоял горный надзиратель. Климковчане помнят одного из смотрителей рудников Владислава Казимировича Войцицкого. На одном из совещаний инженеров Холуницкого и Омутнинского округов  он выступил с обстоятельным докладом  об устройстве более совершенных шахтных ограждений в целях безопасности работ.

 

Стоимость руды составлялась из плат за добычу, обжиг и перевозку ее в завод и из накладных расходов  (жалованье смотрителю, надзирателю и другим лицам, плата за пустые и малорудные забойки, убыток от употребленного инструмента, провод шахт и подготовку рудника, разведку месторождений, постройку и ремонт строений и прочее). В среднем, пуд обожженной руды, поступавшей в плавку, во всех  округах стоил 7,97 коп., при содержании железа 39 процентов.

 

Главное неудобство вятских горных заводов – большие расстояния заводов от рудников и лесов. До самых дальних рудников Залазнинского завода от Холуницких заводов 240 верст, до лесной дачи 120–140 верст. Это обстоятельство приводило к мысли соединить отдельные рудники и лесные площади железной дорогой. Однако, такая дорога в малонаселенной местности, рассчитанная единственно на заводские грузы, не окупила бы  даже расходов по своему содержанию.  И от этого варианта отказались. Чтобы удешевить перевозку, вместо руды и угля в Холуницкий завод  перевозился выплавляемый чугун, поэтому вместо одного большого в Холуницком округе действовало три чугуноплавильных завода, расположенные  по возможности  вблизи рудников и лесов. Для каждого завода приходилось иметь особую администрацию и полный штат служащих, отчего накладные расходы непомерно увеличивались.

 

Руда еще отличалась бедностью залегания. Добычу такой руды  в странах  Европы и Америки в большинстве случаев бросали за негодностью. Перевозка чугуна в Холуницкий завод обходилась от 3 до 8 копеек за пуд. Рынком для сбыта железа, выработанного в Холуницком заводе, служил Нижний Новгород, куда оно доставлялось лишь раз в год в половодье.   Из-за отсутствия хороших дорог все необходимое (материалы и продукты) завозили, как правило, по санному пути, и приходилось хранить их целый год. Отсюда большая потребность в оборотном капитале.

 

Но, при всем том, выделка чугуна и железа на заводах Вятской губернии была выгодна. Обширные лесные площади давали дешевое топливо. Пуд древесного угля дешевле пуда  кокса на юге России. Руда хоть и бедная, но зато свободная от всяких вредных примесей, что давало возможность при плавке на древесном угле получать железо высшего качества. На всероссийских рынках холуницкое железо называли «мягким соболем» за его ковкость.

 

Малая населенность губернии и обилие годной для хлебопашества земли служило условием дешевизны сельских продуктов. При цене ржаной муки 35–45 коп. пуд, овса 25–40 коп. пуд, мяса 5-6 коп. фунт жизнь стоила недорого. Напоминаю, квалифицированный рудокоп зарабатывал  по рублю и более в день. Даже средний дневной заработок в 40–50 копеек считался достаточным.

 

Все заводы  Холуницкого округа пользовались дешевой гидравлической силой имевшихся при них прудов.

 

Благодаря всем вышеуказанным обстоятельствам Холуницкие заводы в конце XIX в. оставались конкурентоспособными и действовали с выгодой.

 

В Климковке, Белой Холунице и других местах живут потомки  местных рудокопов. Специалист машстройзавода В.А.Исупов хорошо помнит рассказы своего деда по матери – Пахомова Дмитрия Афанасьевича, кувалдой,  кайлом добывающего руду в забойках.  Трудились в полумраке, в сырости, без всякой механизации. Однажды при спуске в забойку крепежа  Пахомову раскроило череп. Несколько лет он судился с владельцами завода Поклевскими, и лишь только в 1916 г. ему была назначена пенсия за увечье. Второй дед В.А.Исупова по отцовской линии Дмитрий Гаврилович Исупов и отец Александр Дмитриевич  тоже были рудокопами. О.А.Вавилов, шофер Климковской участковой больницы помнит рудокопов братьев Юминых, братьев Торшиных.  Дочь одного из Торшиных – Нина – известна в поселке как культработник. А вот еще рудокопы – климковчане: Иван Максимович Кашин,  Григорий Федорович  Климин, Николай Егорович Юдин (дочь его Александра - работница Белохолуницкого хлебозавода), Иван Николаевич Городилов (дочь – зубной врач Климковской больницы) и многие другие.

 

Более полутора веков добывали  железную  руду в наших местах. Уже упоминавшийся геолог Вавилов, помню, убежденно говорил: «То, что добыто – это только верхний выход железорудного месторождения. Основная аномалия  залегает глубже, и я верю, что придет время, когда у государства дойдут руки и до нашей руды, и вновь на климковской земле появятся, теперь уже современные,  шахты  и вновь зазвучит, как что-то близкое, слово «шахтер».

 

И.Порошин,

старший научный сотрудник  районного музея.

Газета «Холуницкие зори», апрель 1994г.(№№50-51), 5 мая 1994г., 7 мая 1994г.

 



На главную Написать письмо Добавить в избранное

Адрес музея: г. Белая Холуница, ул. Усатовой д. 2,
Телефон: 8 (83364) 4-30-84